Авторизация



Новости
ВСЯ ЛЕНТА

«В Ростове не могут адекватно реагировать на искусство»: художница рассказала о творчестве, полезности и запросах дончан

«В Ростове не могут адекватно реагировать на искусство»: художница рассказала о творчестве, полезности и запросах дончан

22-летняя Кристина Григорьева приехала на своё первое интервью на самокате, сразу после занятий с детьми. «Художница, учитель и клёвая девчонка» - так представляется ростовчанка в социальных сетях - предложила встретиться в «Колючке». Уже в знакомый бар девушка залетела с испуганными глазами. После того как Кристина отдышалась, она рассказала о своём творческом пути, рынке искусства и планах на жизнь.

Сегодня, куда ни посмотри, везде увидишь тонкую натуру, разбирающуюся в «современной художественной тусовке», достаточно залезть на YouТube и выбрать какой-нибудь онлайн-курс от мастеров своего дела. Но мало кто может реализовать свой потенциал, направить его в нужное русло и при этом заработать на нём деньги.

Наша героиня Кристина Григорьева в свои 22 года уже успела поучаствовать в 11 выставках, продать более 30 работ и найти свою аудиторию. Две её проектные работы были проданы в московской галерее за 130 тысяч рублей. Некоторые рисунки девушки берут в качестве эскизов на тату. Кто-то покупает вещи с принтами, созданными молодой художницей. Ростовчанка не придерживается существующих направлений и жанров. Она выступает за свободное искусство. Её «арты» абсолютно разнообразны: абстракции, перспективы, графика, яркие картины маслом, объёмные материальные фигуры.

- Как называется направление, в котором ты рисуешь?
- Я не знаю, честно. С учётом того, сколько я знаю, не могу это как-то назвать. Наверное, графика или лайнарт, от слова линия... Я не придерживаюсь направлений. Мои «арты» - это иллюстрации. Часто их называют детскими. Иногда мне говорят, что было бы классно, если бы я иллюстрировала сказки.

- Как ты пришла к своему стилю?
- Это получилось само собой. В детстве у меня были раскраски. Там я закрашивала только губы, красным. По факту меня привлекал белый лист, чёрные линии и минимум цвета. Собственно, то же самое, что у меня сейчас в рисунках. Или, например, недавно я нашла молитвослов. После всех песен и молитв там были вложены листочки, наверное, они предназначались для записи своих ощущений верующим. Но в детстве я думала, что это блокнотик. В общем, там я нарисовала гитару, не знаю, почему, и написала: «Ура, я научилась писать». Сейчас я понимаю, что это, в принципе, моя самая сильная работа за жизнь.

- Получается, с детства тебя вело к художественной деятельности?
- Я не мыслю себя в контексте художника. Художник - только часть меня. Это как счастливый бонус в жизни. Я училась на графического дизайнера, и, казалось бы, что может быть вообще лучше? Но у меня всё пошло в упадок. Тогда я поняла, что моё комбо по жизни - это 50/50. Когда у меня есть деятельность, не связанная с рисованием, то у меня всё идёт круто. А когда только рисование - жизнь превращается в ад.


- Какая необходимость сейчас в художественном образовании?
- Это тренирует голову и руку. Помимо семи лет в «художке», у меня за плечами - архитектурные подкурсы, заброшенная учёба, но я этим не оперирую. Всё это повлияло на меня не в лучшую сторону, как я считаю. Но всё-таки есть разница между художественным образованием и насмотренностью. Сразу видно, когда человек знает базовые принципы. Это как в школе. Дети учат и математику, и биологию, хотя вряд ли они пригодятся им в жизни. Я, например, ничего не помню со школы, но всё равно не жалею, что прошла через это. То же самое и с художественным образованием. Когда ты владеешь всеми навыками, у тебя рука умнеет. Она сама ведёт, делает прикольные вещи, и уже нет необходимости столько думать.

- Ты всегда интересовалась искусством?
- До 17 лет у меня был какой-то ореол своих взглядов. Я хоть и рисовала, интереса к искусству у меня не было, пока я в нём не оказалась физически. В течение четырёх лет я ездила по Москве, Питеру, посещала музеи, галереи. Был момент, когда я очень устала и расплакалась на выставке в Москве. Я смотрела на картины и думала, что это за чушь, что мне с этим делать. Но деваться было некуда: торчать ещё два часа, тупить в телефоне всё это время - не вариант. И я начала всматриваться. По мере того, как я смотрела, я понимала, мне становилось интересней и интересней. Потом я как-то вошла во вкус и начала иметь своё мнение на определённые вещи.

- А сама устраивала выставки?
- Когда я была в проекте chrisanddave.art, мы устроили три персональные выставки, также участвовали в коллективных. За полтора года у нас набралось порядка 11, в которых были наши работы. Сейчас мы занимаемся релизом уже имеющихся «артов». Пока у меня не было персональных выставок, ну кроме начальной школы. А в коллективных, конечно, принимала участие. Я выставлялась у нас в «Макаронке» в составе творческого объединения «Серпентариум». У Бартенева в Москве «ЗДЕСЬ на Таганке» со своим «Мохнатым яйцом». Сейчас я слежу за галереями. Конечно, я бы хотела закрепиться за какой-нибудь.

- «Мохнатое яйцо»?
- Да, моё мохнатое яйцо. Оно получилось таким, каким я себе и представляла. Придумала его, как всегда, без задней мысли, просто мохнатое яйцо и всё. Правда, путь к его созданию был очень сложным: поездки на рынок за фурнитурой, вылазки в «Леруа Мерлен» за пенопластом, которые заканчивались истериками. Сначала я скупала весь мех на Авито и блошином рынке на Станиславского. Потом этот мех носила на себе. Я долго резала кубики и собирала каркас для яйца с помощью монтажной пены. Это было тяжело, но когда в руках у меня был строительный пистолет и пила, мне так не казалось. Знала только интуитивно, что нужно делать и как. Также я оторвалась и на маленьких яичках в лотке, которые тоже получились мохнатыми. Я - курочка-наседка, высидела своё «Мохнатое яйцо» на 600 евро.


- Художники должны работать за деньги?
- Я категорически против, чтобы художник был голодным! Во всяком случае мы же платим за эпиляцию. Каждому человеку надо пройти через жертвенность и научиться ценить себя и своё время. Материальный отклик - самый ценный, это вдохновляет. Касательно меня, художественная часть - не основная для меня деятельность. Мои работы не разлетаются, как пирожки. Когда их покупают - это уже блажь, прикольная побочка. Я очень наглая, пишу людям: «Хотите купить мою работу?». Десять человек откажутся, один заинтересуется.

- В инстаграме ты называешь свои работы «арты». Почему?
- Это привезённый из Москвы сленг. У меня примерно 1,5 года была активная деятельность в проекте chrisanddave.art. Мы постоянно ездили на значимые московские выставки. Видимо, там я и понаглоталась тамошнего сленга. Здесь он, наверное, режет слух, нездешний мотив. Просто «арт» для меня - вообще творчество, искусство. Мне не нравится слово «творчество» в своём контексте. Скорее, это что-то прикладное, что, возможно, останется у меня и не пойдёт ни на какие аукционы. Это моя маленькая домашняя история, чтобы сердечко порадовалось. А «арт» - уже искусство, уже какие-то серьёзные истории.

- Как думаешь, то, что ты делаешь, актуально сейчас?
- Мне кажется, за каждым человеком крепится предназначение. И если оно есть, значит, это по-любому нужно миру. Классное тому доказательство - наша ростовская художница Лида Железняк. Она расписывает стены на улицах сюжетами старых картин. Мне это не близко совсем. Но я поражаюсь тому, какой это нашло отклик у людей. Мне кажется, если ты делаешь своё дело, то у тебя по-любому найдутся фанаты.

- У тебя есть любимая работа?
- Есть одна, с которой вообще всё началось. «Дух». Я нарисовала чёртика, у него между рогов всякие ниточки, на которых грибочки и косточки сушатся. Я его никогда не продам, ни за какие деньги.


- Как в Ростове реагируют на искусство?
- Мне кажется, в Ростове вообще тяжело. Здесь люди не могут адекватно реагировать на стоимость искусства. Есть те, кто поддерживает. Но если говорить о покупательской способности, то в Ростове супернизкая планка. Этот город ориентирован на еду, рестораны... Он всё-таки купеческий. Например, люди не понимают, зачем приобретать картины. Это немножко обидно. Когда я сделала майки с принтом, их все раскупили почему-то. Может, только потому, что в них видят применение?

- У тебя большая аудитория?
- Примерно 1 700 человек. Это немного совсем для формата блога, но пока мне хватает. Например, я вчера опять поймала меланхолию и пришла в «Колючку». Рядом со мной сидела компания из трёх девочек, ни одна не обращала на меня внимания. Я подумала: можно было бы подойти и сказать, что они прикольно выглядят. Потом одна из них вообще так бесцеремонно подсела ко мне, представилась, сказала, что недавно мне писала... В жизни случаются такие странные попадания. Иногда задумываюсь, чем я это заслужила, что я делаю такого, чтобы люди ко мне подходили.

- Ты бы хотела уехать из Ростова и развиваться дальше?
- У Ростова есть недостатки, но я не люблю негативить. Меня вдохновляет этот город. Люблю рассматривать его визуальный образ. Пока я не хочу уезжать отсюда. Мне здесь просто и легко развиваться. По сарафанному радио искать учеников, клиентов. Я чувствую, что ещё не всё взяла от Ростова и не всё отдала, что могу. Наши отношения ещё длятся и будут длиться какое-то время.

- Что тебя вдохновляет?
- Вдохновляет, когда у меня всё хорошо, когда есть постоянная работа, ученики, когда я могу быть полезной. Наверное, я не из тех людей, которые могут надеть платье, прогуляться с друзьями, выпить коктейльчик, и жизнь у них наладится. Я очень завидую им. Мне надо только работать, чтобы быть счастливой.

- Как у тебя происходит творческий процесс?
- Я просто беру ручку и какие-то штуки из моей головы переношу на бумагу, воплощаю их в жизнь. Нахожусь в таком состоянии, в котором тяжело контролировать своё состояние. Это особый транс. Я просто создаю. Рука ведёт, а я подчиняюсь. В такие моменты главное - максимально не включать мозги. Если включишь, магия вся исчезнет. Обычно я просто чувствую порыв и хочу рисовать. А что - вообще без разницы.

- Чем ты занималась на карантине?
- Я занималась с психологом три месяца. Он мне безумно помог разгрести внутренние загоны. Это про те же страхи и сомнения по поводу творчества. Они отбирают очень много времени. Вместо того, чтобы сомневаться, ты мог что-то делать. А сил уходит столько же, только ничего не создаётся. За время самоизоляции у меня появилась картина, черепушка с крылышками. И отчасти это благодаря терапии. Когда я её рисовала, я безумно много в неё вложила. Я садилась, чтобы конкретно выразить своё душевное состояние. Это очень редко бывает, когда есть конкретная цель. Пока у меня нет работ более серьёзных и по формату, и по душевным вложениям.


- У тебя есть какие-то планы на будущее?
- Я думаю больше заниматься собой как художницей и больше уделять времени своей образовательной программе. Преподавание приносит мне огромное удовольствие. Это опять же про полезность. Когда я сижу с ребёнком, я ему передаю очень много информации, которая отпечатывается на подкорке. Мы с ним разговариваем, обсуждаем работы. За счёт коммуникации просыпается любовь к деятельности, а от неё эта любовь переходит в жизнь. Я считаю, так у маленького человека не появятся дурные мысли, чтобы покончить с собой, и т. д. Я горю, и они загораются. У них появляется интерес к жизни. Вот моя цель - разжечь интерес в других.

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+

В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. №436-ФЗ "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию", информационный портал ROSTOV.RU предупреждает о возможном размещении материалов, запрещенных к просмотру лицам, не достигшим 18 лет.