Новости
ВСЯ ЛЕНТА

Общество с ответственностью. Еврейская община

Редактор общинной газеты «Шма» Инна Шварцман показывает вход в молельный зал. Задрав голову, я рассматриваю потолок. Для меня, человека далёкого от иудаизма, там ничего символического, кроме звезды Давида, нет. Евреи росписью, кажется, довольны: «Потому что красиво». «А башенки видели? Их же раньше не было на синагоге. То есть, когдато были, давно, а потом - нет. Мы восстановили», - говорит раввин Хаим Фридман.Из примерно 30 000 тысяч евреев Ростова, постоянно посещают синагогу 100200 человек, по праздникам собирается порядка 600: «Каждый день приходят новые и новые люди», - они приходят не только за молитвой: обмениваются сведениями в женском и молодёжном клубе, узнают, как устроить ребёнка в недавно открывшуюся школу или детский сад. Здесь всюду много надписей. Надпись на цдоке, куда кладут пожертвования, гласит, что этот жест помогает «продлить жизнь». На блестящей дощечке благодарят прихожанина бизнесмена Мишиева, на взносы которого была отреставрирована синагога: «Пусть добрые дела его живут в веках». Есть ещё отдельный список других попечителей, которые тоже жертвовали на реставрацию. Возле умывальника в русской транслитерации - молитва, которую положено произносить при омовении рук. Молитвой можно предварять практически любое начинание, и везде висят отксерокопированные памятки со словами обращения к Бгу.Некоторые приходят, чтобы просто поговорить с раввином и похвалить новый Арон акодэш, Ковчег завета, в котором хранятся свитки торы, как, например, старый еврей Давид, который много лет назад читал здесь молитвы. А ещё чтобы получить совет. Потому что раввин - это не только первое лицо общины и духовный наставник, он вроде всезнающего отца, который поможет: «Мы стараемся работать индивидуально. Приходят, я со всеми поговорю, выслушаю. А ещё есть один важный у нас проект: каждого человека, которого знаем, поздравить с Днём рождения. Я звоню ему, говорю чтото приятное. Открытки им посылаем».Три года назад раввином был молодой и общительный Каплун Эльяшив, но теперь он в Киеве. А на его месте такой же молодой и не менее открытый миру 27летний Хаим Фридман. Он охотно отвечает на вопросы, но иногда держит паузы, так что кажется, что смутил чемто человека, или обидел. На самом деле он только три года назад стал учить русский язык, поэтому подбирает слова. Много говорит о школе, которая теперь есть у общины, и с гордостью: «Посмотрите, какая она красивая», - кивает на фото в рамке. Он часто употребляет слово «кошерный», это важно, чтобы всё было правильным, и вино, которое привезли из Крыма специально для пейсаха, и маца: «Берите, она кошерная», - словно для меня это слово имеет такой же смысл, как и для него.Некоторые люди полагают, что иудеям свойственно какоето миссионерство, желание обратить в свою веру. Это совсем не так. Иногда, рассказывает раввин, в синагогу приходят люди, которые хотят принять иудаизм: «Но это совсем не просто, и длительный процесс. Потому что надо доказать всю серьёзность своего намерения. Кроме того, мы уважаем все конфессии, иную веру. У нас хорошие отношения со всеми ростовскими национальными общинами. Особенность Ростова в том, что здесь очень много евреев. Они хотят участвовать в жизни общины, но пока, может быть, не знают как. Вот наша задача эту ситуацию исправить. Те, кто приходят сюда, хотят делать всё так, как это было сотни и тысячи лет назад у их предков, у еврейского народа».Раввин Хаим Фридман не соответствует тривиальному представлению о раввине: строгий костюм с галстуком, пейсы, переходящие в рыжую бороду и кипа, поверх которой он надевает шляпу, едва мы собираемся его фотографировать. Он говорит с ощутимым акцентом, как иностранец, который выучил русский. Его дальние предки - выходцы из России, а сам он родился в Израиле. Там учился в религиозном хедере, затем в духовной академии иешиве, и в высшей иешиве. Ещё год провел над чтением Торы в США, пока не получил в 2002 году диплом раввина, смиху. А спустя несколько месяцев его пригласили в Ростов. Здесь с ним жена Нехама и дети, которых раввин воспитывает в самых еврейских традициях: когда его сыну ЙосефуИцхаку исполнилось три года, папа провел опшерниш, обряд первой стрижки, после которой мальчик начинает ходить в хедер, носить кипу и отпускать пейсы по всем правилам: «Это первый подобный обряд в нашей синагоге за 70 лет», - говорит ребе Хаим.Он научит их пользоваться интернетом. Сам раввин это успешно практикует, для чего у него на столе стоит ноутбук, а при общине - компьютерный класс для посетителей: «Сегодня это надо пользовать. Можно много хороших вещей получить через интернет. Поэтому у нас открыто интернеткафе. Если не будут ходить к нам, то пойдут в другое место. Так пусть лучше к нам ходят, где есть контроль. Я скажу, что у меня дома нет телевизора, потому что считаю, ничего хорошего он не даёт. Там мои дети могут увидеть такие вещи, которые даже я не видел. Скажем так. А новости можно и через интернет узнать. Но во всём нужен контроль и хорошее воспитание».Прогуливаясь по синагоге можно заметить много портретов различных раввинов, преимущественно любавичских. Один такой, на котором изображен рабби Менахем Мендл Шнеерсон, висит в кабинете у председателя общины Юрия Рубинова. К своим 28 годам Рубинов уже успел окончить Ростовский юридический институт, поработать в милиции, позднее - возглавить еврейский культурный центр в Краснодаре, а в 2003 году перейти в ростовскую общину. В отличие от раввина, он не носит бороды и пейсы, предпочитая короткостриженные волосы.В его кабинете, помимо портрета, книги, которые приходят почитать общинные евреи в свободное время.- О, а вы телевизор смотрите? - Замечаю у председателя отвергнутую раввином кинескопную трубку.- Я сюда только въехал, и это не мой. Хотя мы нормальные люди. Я езжу на машине, смотрю телевизор, который дома есть, воспитываю детей. А ещё мы любим хорошо проводить встречи в нашей общине, иногда ездим на природу, потому что большая часть, кто сюда приходят - молодёжь и люди среднего возраста. Хочется, чтобы им было интересно и появлялось желание прийти ещё не один раз. В десять лет Михаил уехал в Израиль, шесть лет назад вернулся в Ростов. Сейчас ему 23 года, и с 2002 он руководит молодёжным клубом при еврейской общине. В этот центр приходят юноши и девушки 1727 лет. Обычно они собираются вместе по субботам, чтобы пообщаться, узнать историю религиозного праздника и новые слова на иврите. Периодически молодёжные встречи проходят за пределами общины, в какомнибудь из ростовских клубов. «Учиться в субботу можно. Нельзя работать. Даже телефоны нельзя включать в шабат, это тоже работа. Можем ли мы пить кошерное вино? Да, иногда и кошерную водку чутьчуть можно». Пятилетний Натан жмёт руку раввину при встрече и подружески дёргает председателя общины за полы пиджака. В синагогу он пришёл вместе с родственниками и друзьями, чтобы отметить пейсах. Натан пока не учится в еврейской школе при общине и не знает иврит, но, скорее всего, будет. 13 апреля иудеи собрались в ростовской синагоге отметить пейсах, большой праздник. Для этого в молельном зале накрыли столы, и осуществили «седер», ритуал проведения праздничной трапезы. За несколько недель до праздника каждый должен был очистить свой дом и всё имущество от хамеца, пищи, содержащей пшеницу, рожь, ячмень, овёс, полбу, чтобы даже в кармане не осталось ни одной случайной крошки. Если хамеца в доме много и избавиться от него полностью затруднительно, то заключается контракт на продажу хамеца нееврею. Во избежание ошибок право продажи передаётся раввину, знатоку еврейского законодательства.


Настоящий ресурс может содержать материалы 18+

В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. №436-ФЗ "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию", информационный портал ROSTOV.RU предупреждает о возможном размещении материалов, запрещенных к просмотру лицам, не достигшим 18 лет.