Новости
ВСЯ ЛЕНТА

Бутафорская еда и туфли директора: кто стоит за кулисами ростовского театра

Бутафорская еда и туфли директора: кто стоит за кулисами ростовского театра
Помните, как в спектакле «Ромео и Джульетта» после того, как занавес опускался, на сцене чудодейственным образом комната молодой девушки превращалась в зал с танцующими парами в масках? Кровать с белым пологом и туалетный столик исчезали, на их месте появлялись стол с фруктами, факелы, подсвечники. Это — работа людей, которые всегда стоят за кулисами во время спектаклей и репетиций. Именно благодаря реквизиторам на сцене возникают и исчезают мебель, оружие, цветы, чемоданы и прочее.

Людмила Полударова работает в Ростовском театре имени Горького. Она родилась в одной из деревень Краснодарского края. Окончила Ростовское культурно-просветительское училище по направлению «Библиотечное дело». Затем получила образование по технической специальности, однако в этой сфере ей работать не пришлось. После выпуска 27 лет проработала в библиотеке института. Спустя почти три десятка лет решила кардинально изменить профессию.



- Знаете, когда человек счастлив на работе, когда он чувствует, что нужен, что от него что-то зависит, он ищет любые аргументы, чтобы остаться. У меня таких аргументов не нашлось. Из-за книжной пыли я не смогла больше работать, к тому же сейчас функции библиотекаря сводятся к сидению за компьютером. Кому такое понравится? Пошла на биржу труда, сказала, что хочу заниматься чем-то творческим.

Делаю для актёра всё возможное

Спустя месяц, в октябре 2012 года, Людмила стала реквизитором театра имени Горького. Через 12 дней уже работала на своём первом спектакле «Казнить нельзя помиловать». Человеку, не сведущему в театральной жизни, было интересно присутствовать на репетициях, видеть то, что недоступно зрителю.



- В то время режиссёром театра был Николай Сорокин. Однажды во время репетиции он сказал фразу, которая стала девизом моей работы: «Я делаю для актёра всё возможное, чтобы ему было комфортно работать».

Людмила вспоминает, что Сорокин был исключительным человеком. Как-то он спросил у актёра Михаила Бушного: «Михаил Ильич, ну что ещё я должен сделать, чтобы вам было удобно работать?». Тот посмотрел на его обувь и сказал: «Туфли мне у вас нравятся, где покупали?». Потом эти туфли можно было заметить на Бушном во время выступлений.



- Работа в театре — это жизнь в сказочном королевстве. Когда я сюда пришла, постоянно видела, как тут и там люди поодиночке или группами о чём-то говорят, играют на гитарах. Со стороны это было похоже на хаос, но потом я поняла, что они прорабатывают роли, каждый свою. Театр никогда не может приесться. Есть спектакли, которые не перестают тебя поражать даже после нескольких лет работы. Например, во время постановки «Матери человеческой», с которой мы выступали уже десятки раз, у нас бегут мурашки по коже. Настолько он мощный, настолько музыка гармонирует с действием на сцене. Что тут говорить — даже маленькие дети в зале сидят тише воды.

По мановению реквизитора

Задача реквизитора — по ходу спектакля убирать со сцены лишние предметы, ставить то, что нужно, или же, когда сцена крутится, подать актёрам необходимую вещь. Цех Людмилы работает совместно с бутафорским цехом. Если во время выступления что-то ломается, она обращается к мастерам, чтобы те быстро устранили поломку. Например, недавно у актёра из постановки «Принцессы на горошине» сломались очки. Починить их не удалось — пришлось заменить на похожие. В другом спектакле согласно сценарию героиня с размаху бьёт о пол балалайкой. В последний раз инструмент полностью разбился, так что его вряд ли удастся реанимировать.

Для каждой постановки составляется список реквизита. Его берут со склада или из того, что осталось от списанных спектаклей. Всё остальное закупают, шьют, мастерят или отливают из металла. Некоторые предметы покупают на блошином рынке или в антикварных лавках, другие приносят из дома зрители и сами работники театра.



- Один дедушка принёс нам портфель, который сейчас работает в спектакле «Дачники». Он сказал, что вещь принадлежала ещё его отцу. Портфелю - около 70 лет, но он отлично сохранился. Такие вещи мы трепетно бережём.

В отдельной коробке, которую нужно брать крайне бережно, стоят стаканы, каждый из которых аккуратно упакован. Секрет в том, что они сделаны из карамели. Их используют, когда во время выступления актеру нужно сжать стакан так, чтобы он разбился. Внешне их не отличишь от стеклянных.



Самый сложный по деталям спектакль - «Тихий Дон». Здесь задействовано около сотни предметов. К каждой постановке для реквизитора составляется партитура, в которой написано, что за чем следует. Во время спектакля Людмила уже знает, что после определённой сцены или фразы нужно вынести, например, тарелки с бутафорской едой. На складах и высоких стеллажах цеха — клавесин, скрипка, посуда, маски, кованые подсвечники, оружие и даже поролоновые пироги. Предметы исчисляются сотнями, но Людмила всегда знает, где что лежит, и безошибочно находит любую нужную вещь.


Настоящий ресурс может содержать материалы 18+

В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. №436-ФЗ "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию", информационный портал ROSTOV.RU предупреждает о возможном размещении материалов, запрещенных к просмотру лицам, не достигшим 18 лет.

16
17
1
18
19
20
1
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
1
1
1
2
3
4
5